Кандид Ледяные Коленки
Быть можно дельным человеком и думать о красе бровей
Название: Тем временем
Бета: <Лунатик>
Жанр: Bad Romance
Рейтинг: NC-714
Персонажи: Лунатик, Кандид
Дисклеймер: персонажи и сеттинг принадлежат тем, кому принадлежат
Статус: закончено
Предупреждение: я вас предупредил...

- Лунатик... Кстати, как ваше имя?
- Лейтенант... - с тоской во вздохе ответила Лунатик.


Замело, завьюжило, занесло лесные дороги. Завыла метель в печной трубе. Вечером кто-то опять бродил за порогом, шелестел за дверью и скрипел снегом. На зверя не было похоже, и Кандид всё решал - выйти ли наружу с карданным валом наперевес или затаиться, притворившись, что дом такой же необитаемый, как и всегда. Кандид выбрал последнее. Ставни были закрыты, огонь в печи - погашен. Не вышел старлей и когда всё утихло, чтобы, по своему обыкновению, погулять перед сном по ночному лесу.
Раннее утро встретило его ярким зимним солнцем в чистом небе меж густых разлапистых сосен. Вдохнув полной грудью морозный воздух и совершенно не отдавая себе отчёта в том, зачем полуживому квазибессмертному существу восхищаться красотами сотни раз виденной природы, Кандид прогнулся назад, чтобы сделать утреннюю зарядку в окружении великолепного и прекраснейшего зимнего леса. Да так и замер перед порогом, почти по колено в снегу и с запрокинутой головой - над дверью висела приколотая фотокарточка из тех, что моментально проявляются после съёмки. Наконец распрямившись, Кандид снял её, чтобы рассмотреть получше. А запечатлена на ней была лейтенант Лунатик в некоей зазывной позе, на фоне полосатой простыни, да ещё и указующая пальчиком куда-то за кадр. Покрутив головой и приложив карточку обратно, Кандид проследил взглядом, куда же указывает лейтенант, и нашёл ещё одну, на углу дома. На ней Лунатик снова отправляла дальше, но другую руку уже запуская под свой шерстяной красный свитер. Оглядевшись по сторонам, Кандид осмотрел себя и побрёл в дом, чтобы одеться.
Третья и последующие фотографии нашлись сами собой - они были приколоты кнопками или привязаны к ветвям деревьев вдоль засыпанной за ночь тропинки, что позволяло лейтенанту, освободив руки, действовать уже свободнее. На третьей карточке Лунатик запускала под свитер сразу две руки и отчасти приоткрыла гладкий и немного бледный живот. Затем ладонями поглаживала себя по туго обтянутым джинсами бёдрам. Потом одна рука её задрала край свитера, а другая осталась на поясе, оттягивая его большим пальцем вниз так, что стал виден кружевной краешек трусиков.
Кандид перемещался от дерева к дереву, одну за другой снимая фотографии, как вызревшие среди зимы плоды, разглядывая их и складывая в карман телогрейки, чтобы не скапливались в руках. Сначала Лунатик на нескольких снимках, покачивая бёдрами, стягивала с себя свитер, пока не избавилась от него, бросив за кадр, после чего, томно наклонившись вперёд, стащила и джинсы, оставшись в красивом чёрно-красном кружевном белье.
На этом фото взгляд старлея задержался дольше - стали видны татуировки на плечах лейтенанта: ласточка на правом и витиеватый, похожий на вышивку на украинских сорочках, узор вокруг левого. Между тем, Лунатик сперва соблазнительно сжала ладонями свою пышную грудь, а потом распрямилась и даже немного выгнула спину, запуская пальцы в рыжие волосы. Покрутилась перед фотокамерой, показав ещё и длинную татуировку вдоль позвоночника, а под конец опустилась на колени, страстно касаясь пальцем влажных губ. Бюстгальтера на лейтенанте уже не было, свою выдающуюся грудь она стискивала свободной рукой.
Кандид нервно сглотнул и зачем-то огляделся по сторонам. Фотографий было много. Лунатик лежала на расстеленной по полу шубе и одной рукой плавно стягивала с себя кружевные трусики, элегантно прикрывшись от объектива фотокамеры коленкой.
Старлей почувствовал, как кровь внутри него потекла сильнее. На следующей карточке Лунатик снова стояла, держа в руках очевидно собственноручно вырезанные из картона и обклеенные пищевой фольгой снежинки - одну побольше и одну поменьше. Они были ажурными и едва-едва справлялись со своей задачей, с трудом прикрывая даже то, что необходимо. Однако и это не помешало лейтенанту принимать перед объективом соблазнительные позы, выставляя то румяное бедро, то длинную ногу, то ровное, украшенной татуировкой плечо. Судя по лицу, ей это даже нравилось.
Кандид сам не заметил, как вышел из леса и подошёл к одному из заброшенных домов, а фотокарточки всё не кончались. Лунатик на них уже и сидела, и лежала и страстно вытягивалась, но всё так же закрывала от смотрящего свою наготу, заставляя вожделеть и пробуждая желание увидать её самолично - в этом сомнений уже не было. Без снежинок она предстала только на самой последней карточке. Та висела на двери, и Лунатик на ней сидела на постели спиной, в пол-оборота, подтянув под себя коленки и состроив бровки домиком, как на старых рисунках в стиле пин-ап. Грудь она придерживала руками, но благодаря своему размеру та всё же была видна из-за стройной спины. Старлей довольно долго любовался этим снимком, но всё же сорвал его, сунул в карман и распахнул дверь.
Лунатик лежала на той же постели и дрыхла, раскинув руки и раскидав груди в разные стороны. Повсюду была разбросана одежда и бельё, а к кровати прислонены две картонных снежинки. На прикроватной тумбочке рядом со свежей плёнкой для фотоаппарата стояли два оплавленных до основания свечи и плавающая в ведёрке бутылка шампанского. Судя по тянущимся от двери к валенкам мокрым следам на деревянном полу, девушка не раз выбегала на улицу, чтобы зачерпнуть снега в это ведёрко. В другом конце комнаты стоял штатив с самим фотоаппаратом.
- Эх, лейтенант... - только и вздохнул вампир с полуулыбкой.
Подошёл к Лунатику, но будить не стал, а только укрыл её одеялком, постоял минутку и развернулся, чтобы уйти. Но вернулся, чтобы прихватить с собой шампанское и фотоаппарат с не отснятой плёнкой. Аккуратно затворил за собой дверь и отправился в лес, вспоминая, как этим фотоаппаратом пользоваться.

@темы: НЕРВ, Местечковое, Излучинск, Другое, Воспоминания, Фанфикшен